Дмитрий Губин: «Меня пытались запугать, разгромив мою квартиру» - «Военное обозрение»

  • 08:00, 26-фев-2020
  • Военные действия
  • Генриетта
  • 0


Харьковский публицист и политолог Дмитрий Губин, вернувшись домой на прошлой неделе, обнаружил в квартире следы погрома. Произошедшее он связывает с сфабрикованным против него уголовным делом. Это уже не первая угроза в адрес Дмитрия, поэтому «Антифашист» выяснил подробности визита незваных гостей.


Напомним, в марте 2018 года у Губина был проведен обыск. За несколько минут, пока Дмитрий лежал лицом в пол в наручниках, в его бельевой шкаф подкинули сумку с картами и взрывателями, а также 700 грамм какого-то пластилина, который согласно будущей экспертизе, оказался пластидом. Таким образом, ему предъявили подозрение по ст. 263 ч. 1 УК Украины – «Незаконное обращение с оружием, боевыми припасами или взрывчатыми веществами». Дело слушается до сих пор в суде и особых подвижек по нему, увы, нет.


— Дмитрий, что всё-таки произошло у вас дома?


— 20 февраля я уехал из дома на некоторое время, вернулся уже вечером и почему-то не смог попасть в квартиру. Пришлось вызывать мастера, который бы вскрыл мне входную железную дверь.


— Был сломан замок?


— Нет, она была заклинена. Как оказалось позже – закрыта изнутри на засов. Дверь открыли, я вошел и увидел разбросанные повсюду вещи: одежду, бумаги. Натоптано грязной обувью, потоптались также по разбросанным вещам, моим и жены. Как только я всё это увидел, естественно, вызвал полицию. Приехали быстро, повозились, взяли объяснение, дали номер дела и уехали.





— Если у вас была закрыта дверь изнутри, то как неизвестные покинули вашу квартиру?


— Они выскочили из окна, со второго этажа. У меня не очень высоко. Полиция вроде бы осмотрела следы возле куста, но не могу сказать, что очень внимательно и тщательно.



— Что-то пропало?


— В том-то и дело, что ничего. Ничего из ценных вещей не пропало.


— Быть может появилось что-то новое?


— Тоже нет. У меня была такая мысль, поэтому я всё проверил. Нечто новое сразу бы бросилось мне в глаза.


— Если у вас ничего не взяли и ничего не подкинули, зачем вообще было вскрывать квартиру?


— С целью устрашения. Это было за день до судебного заседания. Мне хотели показать, что спокойствие мне должно только сниться, а мой дом – не крепость.


— Ваше дело рассматривается уже не первый год, зачем понадобились именно сейчас такие меры устрашения?


— Чтобы я как можно быстрее пошел на соглашение и признал себя виновным. Это раз. Второе. Я один из немногих проживающих в Харькове людей, который продолжает сотрудничать не только с местными СМИ, но и с неукраинскими изданиями. Кое-кому для отчетности хотелось бы уже давно отрапортовать, что в Харькове таких людей не осталось. Более того, некоторым личностям очень давно хочется увидеть меня за пределами Украины. Но я никуда не уеду! Как минимум до получения своего оправдательного приговора, а то и совсем. Я не уеду, пока не докажу в суде тот факт, что я у себя никакую взрывчатку не хранил, не храню и хранить не собираюсь!


— Давайте вспомним, откуда у вас вообще взялась злополучная взрывчатка.


— Это было 12 марта 2018 года. Обыски у журналистов и общественников тогда прошли по всей Украине, однако кроме меня подбросили всякую гадость еще двум-трем харьковчанам. Могу заявить, что только харьковское СБУ с регулярностью балуется тем, что подсовывает взрывчатку или оружие людям, которых обыскивает. Это их фирменная фишка.


— На какой стадии сейчас находится дело против вас?


— Оно слушается от случая к случаю. В январе был зачитан обвинительный акт, сейчас должны рассматриваться доказательства, которые якобы были собраны.


— В акте нет никаких других моментов, например, работы на неукраинские издания?


— Нет. Лишь якобы хранимая мной взрывчатка. Некоторое время мне угрожали статьей 111 УК Украины – «Государственной изменой», но не нашли этому никаких доказательств, так как я работаю исключительно в рамках действующего украинского законодательства. Поэтому в ход пошла взрывчатка, которую позже легализовали, открыв против меня сфабрикованное наспех производство.


К слову, это ведь не первый раз, когда мне угрожали. Были угрозы в письмах, которые подбрасывали в почтовый ящик и отправляли по электронной почте: «Мы придем к вам!». Была исписана входная дверь: «Смерть сепарам!». Все это было так или иначе связано с ходом прохождения судебных слушаний по моему делу и других процессуальных моментов.



— Да, я помню. Вы ведь подавали заявление в полицию по поводу угроз, есть ли подвижки?


— Нет, конечно. Надеюсь, что, хотя бы по случаю проникновения в квартиру, дело будет иметь продолжение и мне в полиции хоть что-то внятно ответят.


— Как вы считаете, кто именно залез к вам в квартиру? Радикалы или, быть может, сотрудники СБУ?


— Я думаю, что это крышуемые СБУ националисты. И тут возникает вопрос. Если СБУ об этом не знала, значит, она не контролирует собственный контингент. А если знала и допустила, то превратилась в пособников уголовщины и экстремизма.


Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться

Другие новости


Рекомендуем

Комментарии (0)

Комментарии для сайта Cackle



Уважаемый посетитель нашего сайта!
Комментарии к данной записи отсутсвуют. Вы можете стать первым!