Психолог объяснила, почему не надо надевать на детей гимнастерки и пилотки - «Новости дня»

  • 12:01, 11-мая-2019
  • Одежда женская / Жизнь / Военные действия / Праздники / Гороскоп на сегодня / Другие / Недвижимость / Все новости / Мотор / Мнения / Люди / Житомир / Команды / Чемпионат Украины
  • Galbraith
  • 0


Не нужно создавать у детей впечатления, что война – это праздник, а военная форма – это здорово.



 



«Дети не должны ходить в военной форме. Для большинства из наших предков, встретивших военные годы, эта одежда была посмертным одеянием, — пишет в своем Facebook петербургский психолог, психотерапевт Елена Кузнецова, комментируя популярный в последние годы тренд надевать на детей в честь 9 Мая пилотки, гимнастерки и другие элементы военной формы. — Военная форма – это одежда для смерти: делать преждевременную смерть, встречать ее самому. Оставляя следы горя везде, где ступают такие вот форменные сапоги. Детям нужно покупать одежду про жизнь, а не про смерть».



Как специалист, хорошо разбирающийся в том, как работает детская психика, Кузнецова считает, что, наряжая так детей, взрослые наносят им вред: «Это романтизация и украшательство самого страшного в нашей жизни – войны. Воспитательный посыл, который получают через подобные действия взрослых дети – что война это здорово, это праздник, потому что потом она оканчивается победой».



Вместо такого посыла до детей нужно доносить, что война – это страшная беда, горе, ужас и смерть, и ничего хорошего в ней нет, подчеркивает Кузнецова: «Война оканчивается непрожитыми жизнями с обеих сторон. Могилами. Братскими и отдельными. На которые даже порою некому ходить поминать. Потому что войны не выбирают, сколько живых из одной семьи взять платой за невозможность людей жить в мире. Войны вообще не выбирают – наши и не-наши. Просто берут плату бесценным. Вот это нужно доносить до детей».



 



Баллада о без вести пропавшем



Александр Дольский (1978г.)



 



Меня нашли в четверг на минном поле,



в глазах разбилось небо, как стекло.

И все, чему меня учили в школе,

в соседнюю воронку утекло.
Друзья мои по роте и по взводу

ушли назад, оставив рубежи,

и похоронная команда на подводу

меня забыла в среду положить.
И я лежал и пушек не боялся,

напуганный до смерти всей войной.

И подошел ко мне немецкий Гансик

и наклонился тихо надо мной.
И обомлел недавний гитлер-югенд,

узнав в моем лице свое лицо,

и удивленно плакал он, напуган

моей или своей судьбы концом.
О жизни не имея и понятья,

о смерти рассуждая, как старик,

он бормотал молитвы иль проклятья,

но я не понимал его язык.
И чтоб не видеть глаз моих незрячих,

в земле немецкой мой недавний враг

он закопал меня, немецкий мальчик.

От смерти думал откупиться так.
А через день, когда вернулись наши,

убитый Ганс в обочине лежал.

Мой друг сказал:"Как он похож на Сашку...

Теперь уж не найдешь его... А жаль."
И я лежу уже десятилетья

в земле чужой, я к этому привык.

И слышу: надо мной играют дети,

но я не понимаю их язык.



 



 


Рекомендуем

Комментарии (0)




Уважаемый посетитель нашего сайта!
Комментарии к данной записи отсутсвуют. Вы можете стать первым!